Назад »

Трудовой батальон УАЗа. В тылу – как на фронте

С первых дней Великой Отечественной войны в работе предприятия обозначились два основных направления: первое -  расширение уже имеющихся и введение новых производств, второе - увеличение отдачи с действующих и вновь введенных мощностей.

Насколько важна была роль УАЗа в стратегическом отношении, можно представить по тому факту, что в ноябре 1941 года, в самый разгар битвы под Москвой, решением ГКО несколько тысяч солдат в составе двух десятков строительных батальонов были направлены на расширение УАЗа.      

Последний, 821-й батальон, прибыл в Каменск-Уральский в январе 1942 года прямо с окраины Москвы, где он был занят возведением оборонительных сооружений. Уже весной часть этих батальонов была расформирована специально для пополнения рабочими кадрами цехов расширяющегося  УАЗа. Работа УАЗа в годы войны была не менее важным делом, чем оборона Москвы.

УАЗ – моя судьба

 В настоящее время на учете в совете ветеранов УАЗа 131 труженик тыла. Но многие из тех, кто трудился на заводе в годы войны, уже ушли из жизни. Один из них - Заслуженный металлург СССР, награжденный  орденом Трудового Красного Знамени и знаком «Почетный наставник молодежи», ветеран УАЗа Михаил Иванович Болотов. Вот как он  вспоминал о годах своей работы на УАЗе во время войны. 

«Мой первый рабочий день на УАЗе - 15 декабря 1944 года - и сейчас помню до мелочей. В то время мне исполнилось 16 лет. Я был принят учеником слесаря-инструментальщика на Пироговский бокситовый рудник, который в военное время входил в состав УАЗа. В подчинении заводского рудного отдела были Пироговский, Соколовский бокситовые рудники и Багарякский известково-бокситовый карьер, находившиеся в непосредственной близости от Каменска. Глиноземное производство напрямую зависело от своевременных и ритмичных поставок руды. В то время как эшелоны с субровским бокситом через узловые станции с большим трудом пробивались к УАЗу, местные бокситы восполняли острую нехватку сырья. Пироговские и соколовские бокситы добывали открытым способом и по железнодорожной ветке доставляли подвижным составом железнодорожного цеха прямо на заводской склад.

Моим первым наставником стал Иван Иванович Курочкин. Он был очень талантливым, смекалистым и трудолюбивым мастеровым, настоящим «Кулибиным». Я многому у него научился. В мастерской, где мы хозяйничали, были фрезерный, токарный и сверлильный станки. Главной задачей нашей бригады из двух человек было обеспечение инструментом рабочих рудника. Он делал заготовки, а я их обрабатывал.

Основной рабочей силой на руднике в военное время были женщины и молодые девушки. Они грузили руду в вагонетки, которая затем перегружалась в вагоны. Ежесуточно с рудника на завод уходило по 2 вагона с бокситом. Все работали без выходных и отпусков при длительности смены 12 часов.

Рабочие места ушедших на фронт мужей заняли их жены. Женщины трудились даже у электролизных ванн. Обработку ванн с температурой кипящего металла до 900 градусов они наравне с мужчинами проводили вручную, при помощи кувалды.

От перенапряжения и недоедания у заводчан в цехах начались голодные обмороки, потому что дополнительные спецпайки они уносили своим детям.

Запрету выноса еды с завода категорически воспротивился директор УАЗа Ефим Павлович Славский. Он прекрасно понимал состояние людей, ежедневно оставляющих своих голодных детей в холодных бараках. Славский принял решение организовать свое, заводское подсобное хозяйство, которое стало спасением для заводчан и их семей, получавших мясо-молочную продукцию и все виды овощей. Директор позаботился даже о том, чтобы каждый рабочий перед сменой получал пол-литра свежего молока.

После закрытия рудника я трудился токарем в ремонтно-механическом цехе, путейцем в железнодорожном цехе, машинистом мельниц и фуровщиком в глиноземном цехе. Ежесменно при помощи подручных инструментов проталкивал боксит в мельницы. Мне досталась самая трудная «подшефная» мельница, перерабатывавшая соколовские бокситы. Или, взять, чугунные шары, которые загружаются в мельницы для процесса размола сырья. Каждый шар диаметром 100 миллиметров весил 5 килограммов. Рабочие загружали их вручную по 30 штук в тачку, которую затем везли к мельнице. Я как-то раз провез в тачке 100 таких шаров.

В послевоенные годы я возглавлял профсоюзную организацию глиноземного цеха, в которой насчитывалось тогда 1450 человек. Каждого знал по фамилии, а половину - по имени-отчеству. В то время большинство заводчан с семьями жили в землянках и бараках. Город только начинал строиться, и ежегодно в квартиры расселялись лишь по 5-6 семей.

 С большой теплотой вспоминаю о людях, с которыми бок о бок трудился на заводе все эти годы. Это были замечательные, трудолюбивые, добросовестные, преданные своему делу люди. Мы жили очень интересно, были активными и спортивными. Организовывали и участвовали в соревнованиях по стендовой стрельбе, лыжным гонкам, хоккею с мячом и шайбой. Мастерили спортивные снаряды из использованных дуг от лошадиной сбруи, которую получали от колхозников взамен за помощь соседнему Грязнухинскому колхозу. У нас был прекрасный духовой оркестр в 22 инструмента. Большой популярностью пользовались цеховые книжные ярмарки технической и художественной литературы. 

Верность УАЗу и коллективу я пронес через десятилетия».

Подготовила Татьяна ПОЛЯКОВА

Теги

Поделиться в соцсетях:



Новости партнеров

Никто не решился оставить свой комментарий.
Будьте первым, поделитесь мнением с остальными.
avatar
style="display:none"